чтение | 7.05.2016 | (86) отозвалось


Р.И., ГЛ. 8, СТОИМОСТЬ АКЦИЙ


Владелец ликвидных акций является также собственником доли бизнеса и может извлекать выгоду из своего положения. С одной стороны, его статус сродни статусу миноритарного акционера или пассивного партнера в частной фирме. В этом смысле его доход полностью зависит от величины прибыли компании или стоимости ее активов. Чтобы оценить стоимость принадлежащих ему акций, нужно взять последний балансовый отчет компании-эмитента и рассчитать стоимость доли чистых активов компании, принадлежащей инвестору.

 

Это очень важная мысль, которая крайне редко приходит в голову начинающему инвестору. Но чем скорее она придет в его красивую просвещенную голову, усвоится и станет главным руководством при принятии решений, тем скорее его инвестиции будут защищены здравым смыслом и трезвым расчетом.

Рассчитать самостоятельно стоимость активов корпорации не так сложно, как кажется. Годовые отчеты с балансами все корпорации публикуют на своих сайтах. Можно "схалявить" и взять из баланса "итого капитал" и разделить эту цифру на количество акций... и при выборе объекта инвестирования и момента покупки опираться на знание того, сколько капитала приходится на каждую акцию разных корпораций.  Можно немного усложнить себе задачу и рассчитать чистые активы классическим способом: сложив значения оборотных активов с внеоборотными, и вычтя долги краткосрочные и долгосрочные, доходы будущих периодов и интеллектуальную собственность, бренды и прочее такое. Полученная цифра делится на количество акций – инвестор получает знание того, сколько чистых активов находится в каждой акции. Так как расчет стоимости чистых активов должен давать представление о том, сколько достанется акционеру при немедленном банкротстве корпорации, распродаже имущества и полного расчета по долгам, то более консервативным и надежным считается способ Грэма, который мы обсуждали ранее. В нем учитываются полностью оборотные активы, к которым плюсуются только сверхликвидные статьи внеобортных активов, типа депозитов или участия в капитале торгующихся на бирже корпораций и вычитаются все долги. Далеко не всегда разница положительна, что говорит о том, что данные активы работают больше на кредиторов, чем на акционеров, а при банкротстве компании акционеры скорее всего ничего не получат (кроме тех случаев, когда анализируемая корпорация имеет хотя бы небольшую международную монополию хоть на что-то...). Подумайте об этом.

 

С другой стороны, наш инвестор является владельцем ценной бумаги – сертификата акции, который может продан в течении нескольких минут по рыночной цене, значительно отличающейся от балансовой стоимости акции.

 

 Эта грань инвестирования больше на виду. Но то, что акции можно в любой момент купить или продать, а цены акций редко когда соответствуют стоимости стоящих за ними бизнесов, как правило, является преимуществом для инвесторов, меньше всего думающих о торговых сделках с акциями. В то время, как почти вся публика борется с зудом могущества, анализирует цены и новости, покупает и продает, благоразумный инвестор избегает частых сделок и быстрых решений.

Нас приучает литература, телевидение и пресса, что падение цен на акции на 20% должно вызывать страх и беспокойство, а рост на 20% – эйфорию и жадность. Я полагаю, что каждому полезно выучить себе маску и позу, защищающую от поведенческих шаблонов. Полезно инвестору, когда падение широких индексов на 20% вызывает у него оживление, интерес и азарт охотника... а рост на 20% – это вообще ни о чем и никаких эмоций вызывать не должен... можно пролистнуть портфель, не затесалось ли там чего лишнего и пустого, неперспективного, но подросшего... но радоваться особо и нечему: дело-то обыкновенное – растем. 

То, что любая акция в любой момент может быть куплена или продана за секунды – большое преимущество для тех, кто обыкновенно ценит и привычно пользуется другой стороной этой опции: правом не продавать, а покупать, правом бесконечно долго извлекать преимущества соучастника процветающего бизнеса.

 

Развитие фондового рынка на протяжении последних десятилетий усилило зависимость обычного инвестора от рыночных котировок, но ослабило связь с компанией как ее владельца. Дело в том, что акции успешных компаний, которые инвестор хотел бы видеть в своем портфеле, чаще всего продаются по цене, значительно превышающими их балансовую стоимость. Покупая такие акции с этой рыночной премией, инвестор фактически становится заложником фондового рынка, надеясь, что последний подтвердит рациональность его вложений.

 

Российские трейдеры описывают это положение жестче: дурак, покупая дорого, рассчитывает найти после себя еще большего дурака, которому он продаст еще дороже. За примерами далеко ходить не нужно. Например, в расчете на бОльшего дурака последний год покупался Магнит из рук основного владельца и инсайдера, который распродавал свой портфель. Эта стратегия – покупай растущее, оно и дальше будет расти! – часто обогащает, пока следующий ей инвестор не обнаруживает, что он оказался самым большим дураком и продавать после его покупки уже некому. 

И я бы хотел добавить два рефлексивных комментария к этим нравоучениям. Первое: не беда быть дураком, в конце концов, дураки чаще радуются, чем умные. Беда – покупать значительно дороже стоимости. А в роли дурака время от времени оказываются все, такова жизнь и бояться ошибок не следует, люди ошибаются, умные люди лечат свою глупость диверсификацией. Второе: не проблема покупать растущую акцию. Совсем наоборот: многие опытные инвесторы не покупают падение, ибо трудно предсказать, где оно остановится. Они покупают первую робкую волну роста, после падения и нормализации ситуации. Но такая тактика требует большого опыта и железных нервов. Трудно заставить себя купить товар, который месяц-два назад стоил на 20-40% дешевле, часто кажется, что это уже дорого. Вот тут и нужно умение считать стоимость: не проблема покупать рост, проблема покупать спекулятивный рост, рост выше стоимости.

 

...ценообразование на фондовом рынке внутренне противоречиво. Чем выше эффективность копании в прошлом и чем более оптимистичны прогнозы, тем слабее цена акции компании привязана к ее балансовой стоимости. Но чем больше рыночная премия (разность между курсом акций и ее балансовой стоимостью), тем меньше цена акции опирается на внутреннюю стоимость копании и тем больше ее курс зависит от настроений фондового рынка. Парадокс, таким образом, заключается в том, что чем более успешна компания, тем сильнее может колебаться курс ее акций. ...чем выше качество акций, тем выше возможная степень их спекулятивности. 

 

Посмотрите на наших звезд. Цена акции Сбербанка в октябре 2001 года была примерно 90 копеек. В октябре 2007 года 110 рублей, рост за 6 лет в 120 раз. А в октябре 2008 года – цена падала с 44 рублей до 16... падение за год в 6 раз. Предлагаю для упражнения поднять архивы отчетов Сбербанка и посчитать сколько капитала было в акции в 2001, в 2007 и в 2008 годах. У покупателей 2007 года была своя логика. Во-первых, ничто ни тогда ни сейчас не заставляет нас усомниться в долгосрочных перспективах Сбербанка. Во-вторых, участники рынка были уверены, что рыночная премия недооценивает блестящих перспектив этой корпорации. Последние два предложения невольно оказались почти дословной цитатой из примеров, которые приводит в "Разумном инвесторе" Грэм – не буду "кавычить", пусть останется, как свидетельство того, что эта замечательная книжка таки проникла в мой мозг и в мою кровь.

И еще один важный момент про стоимость: не стоимостью единой жив инвестор, но и всяким надежным доходом!

 

Акции не становятся привлекательным объектом инвестиций только потому, что их можно купить по цене, близкой к балансовой стоимости. Помимо этого, важную роль играет и значение коэффициента "цена/прибыль", и финансовое положение компании, и уверенность в ее будущей рентабельности.

 

Сейчас, в мае 2016-го года, на российском рынке все еще много очень перспективных акций недооцененных как к капиталу, так и к прибыли. Треть акций широкого индекса Мосбиржи можно покупать без страха и упрека. Если учесть финансовое положение (отношение долгов к операционной прибыли) и рентабельность, можно собрать прекрасный портфель из 20-30 эмитентов. Такая ситуация не будет длиться вечно. Есть неуверенные признаки того, что время выгула непуганого инвестора подходит к концу. По мере роста цен или падения показателей (тут уж как повезет российскому рынку) умение считать и крепкие нервы будут приобретать все большее значение. Подробнее об этом в следующих комментариях к главам "Разумного инвестора". 

 



ПО ТЕМЕ

Р.И., гл. 5, ИНВЕСТИЦИИ В АКЦИИ РОСТА

Полагаю, что важно сначала напомнить, что мы в этой публикации продолжаем читать и комментировать главу Грэма для пассивного инвестора (5-я глава "Разумного инвестора"). Под пассивным Грэм понимал инвестора, у которого нет времени или желания как-то глубоко разбираться в рынке, различать эмитентов. Того, кто будет склонен опираться в своем выборе на формальные поверхностные критерии, но при этом будет оставаться инвестором – тем человеком, который вкладывает капитал в надежные активы, предпочитающего сохранность капитала высокой доходности с него.

читать полностью…

Р.И., гл. 1, ИНВЕСТИЦИИ ИЛИ СПЕКУЛЯЦИИ

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Начало смотри в рубрике «читаем вместе» или по метке (внизу страницы) «Разумный инвестор»
ИНВЕСТИЦИИ И СПЕКУЛЯЦИИ
Вообще спекулянтов противопоставляет инвесторам не только Грэхем и его ученики, насколько я вижу. Все, что пишет Грэхем о путанице вокруг этих названий, происходит в не меньшей степени и теперь. И не только в прессе, но в первую очередь в головах. Для всех последователей стоимостного подхода инвестор – антоним спекулянту. Но народ путает, для "людей" все кто делает деньги на бирже – спекулянты, и это не мудрено. Я в связи с этим думаю, что не всегда, конечно, но в этом случае : "глас народа – глас Божий".

читать полностью…