вечное | 11.04.2012 | (71) отозвалось


ДОЛГОВАЯ НАГРУЗКА


Итак, учим мат. часть. На сайте стало много умных вопросов и чтобы мы могли общаться на одном языке и чтобы и новички нас понимали однозначно, наверное, раз в неделю или раз в две недели буду публиковать здесь что-то из сленга профессиональных финансистов. Если говоришь на специальные темы, приходится пользоваться специальными языками для удобства как выражения, так и понимания. Финансовый словарь невелик, это не философы с математиками – освоить основные понятия много времени не уйдет и труда не составит. Если что-то позабудется – найти все статьи этой тематики будет легко - в облаке тегов в подвале сайта все будет покоиться под тегом "мультипликаторы".

 

Пара слов о мультипликаторах или финансовых коэффициентах (синоним). Этим длинным красивым словом финансисты называют индикаторы – ориентиры, которые помогают создать иллюзию, что бизнесы можно сравнить между собой, пользуясь объективной доступной информацией. А главное: на основании мультипликаторов пытаются определить настоящую цену компаний, внутреннюю стоимость. Берутся разные показатели компании, умножаются между собой или делятся, в результате получаются разные мультипликаторы. Финансисты надеются, что сравнение мультипликаторов компаний одной отрасли между собой может показать какая компания привлекательнее для инвестора в данный момент. В этом есть разумное зерно. Допустим, у нас есть небольшая больница. Нам нужно выбрать, кого из пациентов оставить в больнице, ибо он легко и скоро выздоровеет без особых затрат, что улучшит нашу статистику и поднимет наши прибыли, а кого выгнать от греха подальше. Средняя температура по больнице 37 градусов. Наш финансовый директор больницы, поднаторевший в мультипликаторах еще с института, советует всех, у кого ниже 37, оставить, а всех, у кого выше – выгнать. Согласитесь, в этом есть разумное зерно. Но я сомневаюсь, что отношение к средней температуре нам сообщает что-то надежное про перспективы пациента. Мне кажется немного более информативным температурный график каждого пациента за последние пять лет, скажем. Но это уже тонкости, о которых мы будем спорить в комментариях. А между тем, кое-что про мультипликаторы, наверное, проясняется.

 

 

Вернемся к теме. Интуитивно думаю, все понимают, что такое "долговая нагрузка". Предприятие выпускает, скажем, гвозди. Весной гвозди пользуются отличным спросом – начинается и развивается много строительных проектов, где нужны гвозди, а осенью строители уже все прибили что могли и к зиме уж и вовсе никто гвозди не покупает. А предприятие работает круглый год, платит зарплату и покупает металл, чинит станки и содержит помещения. То есть, весной-летом у нашего предприятия деньги текут рекой, осенью ручеек истощается, а зимой и вовсе поворачивает вспять, ибо топить в цехах надо и склады расширять. Финансовый директор предприятия, чтобы показать, что он не зря ест свой хлеб, закрывает возникающие финансовые разрывы (финансовый разрыв – это когда наличные деньги срочно нужны, но сейчас их временно нет – не сезон) краткосрочными кредитами. Кредиты берутся и в срок возвращаются, пока кто-то где-то не допустит ошибки. Финансовый директор, получив премию и повышение, тогда реструктурирует (переоформит) эти долги из краткосрочных в долгосрочные. Ошибка тянет другую ошибку, вес финансового директора на предприятии растет, ДОЛГОВАЯ НАГРУЗКА растет, и вот предприятие уже работает только на пополнение оборотных средств и на банки. Где-то в середине этой цепочки пропадают дивиденды акционерам – они уходят на банковский процент и зарплату финансового директора и его быстро размножающимся заместителям и помощникам. Узнайте на досуге какой штат с какими зарплатами выделен у Дерипаски на переговоры с банками о реструктуризации долгов.

 

 

Мы с вами покупаем акции надолго, чтобы по ним получать дивиденды. Поэтому нам важно отслеживать что происходит с долговой нагрузкой предприятий, которые мы покупаем. У нас, с одной стороны, есть верный индикатор – размер дивидендов. Но он не всегда срабатывает. Порой место основного владельца предприятия и место его финансового директора делит одна и та же банда, простите, группа менеджеров, как в случае, упомянутом абзацем выше. Тогда она порой через дивиденды выводит свою премию до тех пор, пока предприятие не будет разорено банками. Таким образом, мы можем несколько лет получать прекрасные дивиденды, а потом вдруг узнать, что какая-то часть наших акций ничего не стоит. Ничего смертельного, но неприятно.

 

 

Долговая нагрузка предприятия отражается традиционно мультипликатором Net Debt/EBITDA, что по-русски читается как отношение чистого долга к прибыли.

EBITDA (Earnings before Interest, Taxes, Depreciation and Amortization) – прибыль до вычета расходов по процентам, уплаты налогов и амортизационных отчислений.

Net Debt – чистый долг, рассчитывается как сумма заемных обязательств минус величина денежных средств и их эквивалентов.

 

Разжую про Net Debt, это важно. Допустим, я должен Васе Пупкину 10 рублей, но у меня есть заначка 3 рубля. Какой у меня Net Debt? Правильный ответ – 7 рублей. Денежные средства – это наличные и вклады до востребования. А эквиваленты – это краткосрочные высоколиквидные вложения, легко обратимые в деньги и не несущие риска изменения ценности. То есть если бы помимо заначки мне еще Таня была должна 2 рубля до завтра, а Таня у нас во дворе котируется не хуже сбербанка, то мой Net Debt был бы 5 рублей.

 

 

Как видите, ничего особо сложного в этом нет. Интересный вопрос по теме звучит так: какую величину долговой нагрузки можно считать приемлемой?

Мое субъективное мнение: отрицательную. То есть, наличность на счетах предприятия должна превышать заемные обязательства. Ну если не быть таким строгим, то можно терпеть долговую нагрузку в пределах 1: прибыль одного года полностью покрывает весь долг предприятия с процентами. Но вообще-то, как когда-то сказал Баффет, брать сегодня в долг можно столько, сколько легко отдашь завтра. Мое мнение: мы можем видеть возрастание долговой нагрузки за 1 только в трех случаях: первый – бизнес гибнет; второй – основной владелец ослабляет этот бизнес, чтобы заграбастать другие бизнесы – и эти оба случая неприемлемы для разумного инвестора; и третий, последний – бизнес требует реорганизации, реконструкции основных производств, и кредиты в данный момент – лучший выбор. Последний вариант всегда сомнителен для инвестора, но в отдельных случаях может быть приемлем.

 

 

А дальше давайте спорить или смотреть на реальные бизнесы, акции которых мы покупаем – смотреть, что происходит с ними и с нашими инвестициями в зависимости от различных наших подходов к мультипликатору долговой нагрузки.

 

 

 

 



ПО ТЕМЕ

ОПЦИОНЫ В ЖИЗНИ ИНВЕСТОРА

Честно скажу, я бы в жизни здесь не писал статью про опционы, если бы не имел глупость неделю назад пообещать ее тут: ЗАВЯЗАЛ И ЗАЖИЛ — FAQ
Почему я избегаю этой темы на вОкруг да ОкОлО? Опционы очень специфический инструмент, требующий достаточно живого и при этом дисциплинированного ума для своего освоения, требовательный к капиталу... Инструмент, которым, в отличии от дивидендной стратегии, невозможно овладеть слету, за пару недель-месяц. Опционы потребуют полгода-год, как минимум, на теоретическое освоение и год-другой на игры малыми суммами для освоения практического. Опционы не даром кто-то прозвал трехмерными шахматами. Опционы не просто история про деньги во времени (как акции или с большей остротой – фьючерсы), опционы помимо понимания денег и чувства времени требуют различать некоторые тонкие производные от скорости перемен в отношении к деньгам во времени. Если быть кратким – это отличное средство от болезни Альцгеймера, но плохое средство для обогащения любителя нетрудовых доходов.  Ибо работа с опционами, даже инвестиционная, а не спекулятивная, нет нет, да и требует труда. Я, может быть, и буду писать про опционы на вОкруг да ОкОлО, но только когда заведу здесь рубрику "оздоравливающие хобби старого бездельника". Я бы очень не хотел, чтобы эта статья соблазнила пуститься во все тяжкие юных любителей быстрой наживы.

читать полностью…

ПЕНСИЯ КАК ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПРОЕКТ

Мы не будем сейчас обсуждать, можем мы рассчитывать на государственную пенсию или нет. Мне это совершенно безразлично. Я был бы рад, если бы государство и через 20 лет, когда я достигну пенсионного возраста, продолжало платить пенсии. Не все такие предусмотрительные как я, и многим людям в старости государственная поддержка будет не лишней.
Я бы предпочел обсудить как обустроить свою жизнь так, чтобы когда мы доживем до своей слабости по болезни, по возрасту или по желанию, мы жили так, как хотим, а не так, как позволяют обстоятельства. Я понимаю, что не все в нашей власти и бывают обстоятельства посильнее любого желания. Но все же. Если история нас побалует спокойными временами, а судьба – здоровьем, мы можем быть готовы баловаться.

читать полностью…